Последние новости

7 декабря в Москве пройдет открытие Фестиваля Документального Кино "АРТДОКФЕСТ"
Украинский фильм победил на кинофестивале «Темные Ночи» в Таллинне
VII международный Римский кинофестиваль объявил победителей и вручил награды.
Фильм «В тумане» Сергея Лозницы откроет 19 Международный Кинофестиваль в Минске «Лiстопад»
Проект Tallinn Industry Days ожидает рекордное количество участников из Азии и Северной Америки
08.11.2012

"Нужно все время работать над собой"

Интервью с Софьей Аржаковкой (Ская)

Софья, скажите, вы впервые во Владивостоке?

Я во Владивостоке уже второй раз. Была в прошлом году на "Меридианах Тихого": тогда наш фильм The Tomb: Ligeia («Лигейя Эдгара Аллана По», - ред.) показывали в основной программе. Он снят по короткому рассказу Эдгара Аллана По, и там играют Уэс Бентли, Майкл Мэдсен, Эрик Робертс. Очень хороший фильм.

Помимо того, что вы актриса, вы еще и балерина. Балет - сложный вид искусства и тяжелый труд. Почему вы решили этим заниматься?

Когда мне было три года, я начала дома выступать перед родителями: сажала всех на стулья на маленькой кухне и начинала танцевать. Мне очень нравилось, что все замолкают, смотрят на меня. Помню, получала от этого колоссальное удовольствие. В четыре года меня отдали в кружок танцев, и я увлекалась этим. Но моя мама-перфекционистка считала, что танцующих девочек много, а ее дочь должна чем-то отличаться от остальных, и отдала меня в хореографическое Вагановское. Я проучилась там, у меня были хорошие данные, шаг, подъем, но по росту я не подходила, и из 150 девочек в итоге взяли только трех. До сих пор помню их имена: Настя, Наташа и Лиза.

Меня не взяли, и я поступила в мюзик-холл, но скучала по балету. Моя бабушка работала в театре в Уфе, и когда я приехала ее навестить, поскольку там все друг друга знают, меня посмотрела преподавательница по балету. Сказала, что девочка интересная, и меня можно взять в училище (им. Нуриева – ред.). И родители решили, что мне лучше остаться там.

На самом деле, я очень счастлива, что все так получилось: я повзрослела, это дало мне дисциплину. Когда я пришла в школу, то на три года отставала от всех остальных, и пришлось все нагонять: тренироваться допоздна в зале, сталкиваться с трудностями. Я помню, качала пресс и представляла себе, как вырасту и буду давать интервью в какой-нибудь студии, рассказывать, как все надо мной издевались, не хотели брать, смеялись, что стою в последней линии, что все плохо получается… А я трудилась и добилась своего! И от этого во мне появлялась сила, стремление. Я знала, что в один прекрасный день выбьюсь вперед и докажу всем, что я чего-то стою. До сих пор, кстати, к этому иду, не останавливаюсь на достигнутом.

Балет стал частью моей жизни. Я танцевала сольные партии, а однажды получила пятерку с минусом – оценку нереальную для хореографического училища. Приезжала даже съемочная группа, снимали, как я кручу фуэте. Такая моя балетная история.

И как же вы из этого балетного мира в итоге пришли в  кино?

Многие задают подобный вопрос. Я выиграла конкурс "Миссис Мира",  и после него меня пригласили в Америку  - соответственно, на "Миссис Америка". И в числе гостей была продюсер из Paramount Pictures, имени я, к сожалению, не помню. Она продюсировала фильм Flashdance и собиралась снять вторую часть. На том конкурсе я выступила и чуть-чуть станцевала. Она увидела мою внешность, что я хорошо двигаюсь, и пригласила на кастинг в Лос-Анджелес на свой проект. Кастинг я в итоге не прошла: то есть сыграла я хорошо, но мой английский был практически нулевой. Мне сказали: "Оставайся в Америке, у тебя есть реальные шансы чего-то здесь добиться, если выучишь язык". И у меня в семье было принято решение, чтобы я осталась и училась уже там. Пять лет я изучала язык, через полтора года уже снялась в главной роли в одном фильме, через полгода  - в другом, в эпизоде. То есть сразу как-то все пошло-поехало.

Режиссеры меня замечали: не всегда брали, но именно что замечали. Был хороший feedback (обратная отдача, - Ред.) Поэтому так все и вышло: если бы один режиссер не сказал, что девочка талантлива, я бы не стала жить далеко от семьи. И каждую неделю перелет, то я, то супруг – ведь это все очень сложно, и большая жертва. Но нас убедили, что это стоит того, что я могу там состояться.

А на сегодняшний день вы отошли от балета и больше усилий вкладываете в кино?

Больше времени уделяю кино, но тут знаете, как бывает: два месяца съемки, а потом полгода может вообще ничего не происходить. Но балет я не брошу никогда и всегда буду им заниматься. Хотя бы для того, чтобы я могла назвать себя балериной и в любом фильме использовать свои навыки. Ведь все это быстро уходит, если не поддерживать форму. Легче полтора часа в день позаниматься и всегда быть балериной, чем не делать ничего и потерять в итоге целую профессию.

И в вашей жизни не будет такого выбора: кино или балет?

Выбора такого нет, я делаю и то и то. Думаю поставить в скором времени 20-минутный спектакль, с которым смогла бы выступить в любой программе, в любой праздник.

То есть вы хотели бы в будущем стать и режиссером?

Конечно. Я уже поработала как режиссер на площадке "Белого лебедя". Мне все, что связано с кино, очень интересно. Я смотрю очень много фильмов, что-то разбираю, как, почему, зачем. Я безусловно буду режиссером, просто пока не спешу, хочу дальше развиваться как актриса, ведь еще столько всего неизведанного, неизученного. С каждой минутой мы меняемся, опыта становится больше, мировоззрение расширяется, соответственно и герои наши могут приобретать больший опыт. Как меняемся мы, так и трансформируется эта профессия, она бесконечна. Можно в любом возрасте быть актером и никогда не останавливаться развитии мастерства. Это уникальная профессия.

И тот факт, что вы актриса, ведь тоже поможет вам в будущем, как режиссеру, работать с актерами.

Да, я уже веду тренинги в Москве по актерскому мастерству, по американской системе Майзеля. Это те, ребята, которые уже закончили ВГИК, Щуку и другие заведения. Мы собирается, тренируемся, проходим сходную программу, чтобы, грубо говоря, не выходить из формы и подтягивать наш народ.У меня есть идея открыть школу, привозить зарубежных преподавателей на мастер-классы, воссоздать ту программу, которую я сама прошла, что-то вроде такой же частной школы. Люди с образованием, отучившиеся в вузе 4-5 лет, считают, что они уже актеры. Но это же не так, профессия требует поддержки, постоянных занятий, чтения текстов, практики. И эта школа как раз будет направлена на то, чтобы все, даже работающие актеры, имели возможность приходить сюда и делать "зарядку".

Что касается инструмента чувств: вы как актриса чаще выполняете указания режиссера, или присутствует определенная свобода действия, место для импровизации?

Режиссер тебя всегда нанимает делать твою работу. И он уже изначально, по крайней мере в Америке, уже после кастинга понимает, что он взял то, что ему нужно. Он ставит перед тобой задачу, но ты уже являешься тем, что ему надо. Конечно, актер сам находит определяющие моменты и вещи. Иначе не было бы ни "Оскара", ни каких-то других премий за лучшую игру как, например, у  Мэрил Стрип в "Выборе Софии". Я все время привожу ее в пример, потому что она моя любимая актриса, она владеет техникой перевоплощения как никто другой. Она везде разная, и ни одному режиссеру не хватит фантазии, никто не знает, какая она на самом деле, она сама это вытаскивает из себя. Ей дается свобода, как и любому профессиональному актеру -  дается свобода привнести что-то свое. Но если актер идет в другую сторону, задача режиссера направить его в нужное русло.

Разные бывают режиссеры, разные картины. Но мне пока не посчастливилось поработать с таким режиссером, который имел бы конкретное визуальное представление о персонаже. Я всегда привносила что-то свое.

Расскажите немного о вашем фильме "Белый лебедь", который был показан на закрытии. Как эта история вас нашла?

Продюсер фильма, как вы знаете, Михаил Гуцериев. Нет такой актрисы, которая могла бы танцевать как балерина, играть и драться одновременно. Круг претенденток на роль, способных выполнять все это одновременно, очень узкий. Есть, конечно, Натали Портман, но она занята в других проектах. И поэтому меня нашел сам Михаил и предложил сняться в этой роли.

  Что же касается  как раз Портман и сравнения с "Черным лебедем", то никакого сравнения, на самом деле, быть не может, потому что фильмы очень разные, только названия похожи. К тому же, название фильму давала не я, это не мое решение, это уже там, наверху. (Улыбается)

В "Лебеде" ваш персонаж положительный, а кого вам играть ближе: хорошую или плохую героиню?

Мне и то и то нравится. Положительных легче играть, а отрицательных интереснее. И в процессе актерской игры отрицательные персонажи тоже лучше, как-то веселее с ними.

А есть для вас роль мечты, которую бы очень хотелось сыграть?

Я бы очень хотела поработать с Педро Альмодоваром, мой любимый режиссер, это мечта. Но понимаете, ведь, к сожалению, каким будет фильм, понятно будет только по окончанию, после премьеры. И поэтому мне хотелось бы сняться, прежде всего, в хорошем фильме. А каким он будет в начале – этого практически никто не знает. Я как актриса не могу отвечать за фильм, отвечаю только за свою роль. И поэтому, когда меня все настороженно отговаривают от съемок в сериалах, я к этому отношусь несколько иначе. Мне главное не бездействовать. Нужно все время работать над собой, практиковаться. А вот что именно снимут – я, к сожалению, никогда не смогу на это ответить. Но точно смогу сказать, что моя героиня была прикольной. В дурацком сериале, в дурацком фильме  - она была хорошей.

А если повезет, то, конечно, надеюсь, что попаду в блокбастер к отличному режиссеру, где роль будет стопроцентно моя. И мне как с Милой Кунис, например, за один щелчок удастся попасть туда. Буду продолжать работать над собой, и все обязательно сложится.

 

Беседовала Вероника Чугункина