Alter Scrinium. Выставка видео и документального кино «Декларация Жачева» 2010
Обратный эффект | The Dud Effect
  • Режиссёр: Деймантас Наркевичус (Литва)

    Родился в 1964 году в Утене(Литва). Живет и работает в Вильнюсе. Одни из самых известных и востребованных художников на современной интернациональной сцене. Международную известность получил в 2001 году, когда его проект представлял Литву на 49-ой Венецианской биеннале. Участник множества международных проектов в области современного искусства и кинематографа, в том числе Биеннале в Кванчжу(2006), Сан-Паульская Биеннале(2010) и Международный кинофестиваль в Роттердаме(2002 и 2003). В 2008 году получил европейскую премию имени Винсента Ван Гога за вклад в развитие визуальных искусств. 

Литва,  2008,  16 минут
Секция:
Alter Scrinium. Выставка видео и документального кино «Декларация Жачева»

Во время «Холодной Войны» на территории Литвы было расположено несколько военных баз, оснащенных ракетами с ядерными боеголовками. Эти сложно устроенные сверхтехнологические сооружения, стали символами грандиозного политического противостояния, разворачивающегося на протяжении прошлого века. Один из таких объектов попадает в поле зрения художника и становится отправной точкой для интерпретации недавнего прошлого. В этом смысле — «Обратный эффект» — уникальный кинематографический эксперимент, развивающийся в нескольких направлениях. Автор намеренно сталкивает различные повествовательные приемы, используя постановочные кадры, документальные съемки и демонстрацию архивных материалов. Он пригласил бывшего офицера красной армии Евгения Терентьева, который служил на одной из советских баз и в деталях воссоздал весь процесс запуска ядерной ракеты. Однако, такой прием отличается от так называемой «псевдодокументалистики» , где реконструкция

событий подразумевает игру актеров. Художник изымает реального человека из настоящего, помещает его в пространство утраченной реальности, предлагая ему вторгнуться на территорию собственного опыта. Особенно поражает, изысканная моторика, с которой офицер выполняет свою работу. Отрешенный, чрезвычайно дистанцированный взгляд камеры демонстрирует процесс реализации механизма противостояния. Близкий по драматургии к религиозному жертвоприношению, жестко регламентированный и подчиненный логике подавления – он оставляет за человеком лишь роль управляемого элемента в теле гигантской машины. Постепенно, эта чрезвычайно эстетизированная визуальность замещается на демонстрацию нынешнего состояния военных объектов, которые напоминают декорации к фильму с аппокалиптическим сюжетом. Очень личная, можно даже сказать тактильная манера съемки увлекает зрителя в мир, где прежнее величие и мощь остались лишь в виде масштабных руинированных объектов. Зритель оказывается свидетелем исторического слома, предъявленного в форме конкретных вещей. Фильм Наркевичиуса, несомненно, одно из самых интересных высказываний, обращающихся непосредственно к самому феномену истории, в тот момент, когда сам это феномен приобретает новую смысловую конфигурацию.