Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка 2011
Валид Раад. Мы могли бы вызвать дождь, но никто не просил нас об этом | Walid Raad. We Can Make Rain But No One Came To Ask
  • Режиссёр: Валид Раад

    Родился в 1967 году в Ливане. Живет и работает в Нью-Йорке.

    Избранные персональные выставки:
    2010 — Walid Raad — Camera Austria, Graz
    2007 — The Atlas Group (1989-2004) — A Project by Walid Raad — Migros Museum für Gegenwartskunst, Zurich
    2005 — I Feel A Great Desire To Meet The Masses Once Again: A project by Walid Raad and The Atlas Group — Agnes Etherington Art Center, Kingston, Ontario

    Избранные групповые выставки:
    2011 — Sharjah Biennial 10 — Plot for a Biennial — Sharjah Biennial, Sharjah
    2006 — 15th Biennale of Sydney 2006 — Biennale of Sydney, Sydney, NSW
    2002 — Documenta 11 — Documenta, Kassel

2007,  18 минут
Секция:
Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка

Courtesy of Paula Cooper Gallery and Artist

Этот фильм представляет собой воображаемое сотрудничество Юссефа Битара, главного ливанского детектива по расследованию взрыва машин, и Жоржеса Семерджана, уважаемого и бесстрашного фотожурналиста и видеографа, который без устали снимал события войны в Ливане за последние тридцать лет, до своей трагической гибели в 1990 году. Проект основан на представлении диаграмм, записок, видеопленок и фотографий, сделанных Битаром и Семерджаном после взрыва, произошедшего 21 января 1986 года в Ферн Эк Чубаке, пригороде Бейрута.

В 1999 году ливанский художник Валид Раад (Walid Raad), проживающий в США, создал проект The Atlas Group — вымышленную организацию, деятельность которой фокусировалась на изучении и формировании документального архива гражданской войны в Ливане, начавшейся в 1975 году. Впоследствии конфликтная ситуация между общинами в Ливане, ставшая основной причиной войны, была осложнена военным вмешательством Израиля, которое вошло в историю под названием «Мир в Галелее» и превратило страну в перманентную горячую точку. Раад, взяв на вооружение одну из фундаментальных стратегий художественного авангарда, — эстетически фальсифицированный архив, предложил оригинальный способ реконструкции реальности, частично утраченной и в некоторой степени мифологизированной. Критическое поле, созданное художником, открывает широкие возможности для исторической оценки милитаризма посредством уникальной, а порой даже наполненной сентиментальностью эстетической практики визуального исследования.

В рамках проекта The Atlas Group было создано большое количество произведений — от фотографий и видео до инсталляций и лекций- перформансов, каждое из которых является деликатным, тщательно подготовленным исследованием, основанным на принципе создания несуществующих документов, которые вопреки логике исторической науки отличаются определенным потенциалом подлинности. В видео (videotape documents) «Мы могли бы вызвать дождь, но никто не просил нас об этом» (We Can Make Rain But No One Came To Ask) развернута в режиме непрерывно сменяющихся визуальных образов эстетически переосмысленная, в форме видеоколлажа, история многочисленных взрывов в жилом районе Furn Ech Chubak в Бейруте. Панорамы современного города, который сейчас формально объявлен зоной мира, пересекаются с фотографиями, на которых изображены последствия взрывов, и портретами вымышленных героев — участников трагических событий.

Предъявляя результаты военного конфликта, автор использует способ оригинальной репрезентации пространства материальной культуры, на котором вычерчены следы инициированного безумия милитаризма. В частности, архитектуру Бейрута, цветущего города, который вследствие многочисленных бомбардировок был практически полностью разрушен, автор изображает в виде реальной документации травматического опыта — следы бомб создают новую топографию архитектурного ландшафта, на котором запечатлена выразительная история бессмысленного насилия. Художник не старается использовать дискредитирующую себя как последовательно спектакуляризированную практику изображения ужасов войны, через непосредственное представление человеческих жертв. Раад использует вещи (изуродованные взрывами автомобили или здания), будто бы не доверяя человеческому сознанию или известным формам регистрации, которые без особых трудностей могут быть переформатированы путем различных манипуляций и даже внушения, предпочитая в скрупулезной манере указывать на последствия войны через лишенную пустой риторики материю эпохи.