Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка 2011
Cooperative Société Réaliste. «Источник» | Cooperative Société Réaliste. The Fountainhead
  • Режиссёр: Cooperative Société Réaliste

    Société Réaliste — художественный дуэт, созданный в 2004 году Ференцем Грофом (р. в 1972 году в городе Печ, Венгрия) и Жан-Батистом Ноди (р. в 1982 году в Париже). В своих работах художники прибегают к стратегиям политического дизайна, экспериментальной экономики и исследованиям методов социального менеджмента.

    Избранные персональные выставки:
    2011  —  Empire, State, Building  —  Jeu de Paume, Paris
    2009  —  Transitioners: London View  —  Uqbar, Berlin
    2007  —  Transitioners  —  Kunstpavillon  —  Tiroler Konstlerschaft, Innsbruck

    Избранные групповые выставки:
    2009  —  10e Biennale de Lyon  —  The Spectacle of the Everyday  —  La Biennale de León, León
    2009  —  11th International stanbul Biennial  —  International Istanbul Biennial, Istanbul
    2006  —  The Other City  —  Trafo House of Contemporary Art, Budapest

2010,  110 минут
Секция:
Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка

Courtesy of Artists

В 1949 году на экраны вышел фильм «Источник» по одноименному роману Эйн Рэнд, повествующему о сложной судьбе архитектора- индивидуалиста, практически в одиночку противостоящего усредненному и, как правило, плохому вкусу публики. Главный персонаж, подобно герою античного эпоса, руководствуется идеями агрессивной защиты персонального мнения, утверждает индивидуальность как высшее достижение истории человечества. В основе литературного творчества Рэнд, которая также известна как основатель теории так называемой философии объективизма, в доступной для широкой публики форме декларируются основные завоевания капитализма — неприкосновенность частной собственности, рыночные отношения и извращенное понятие демократии. В духе идеологов холодной войны писательница с энтузиазмом осуждала любые идеи левого толка, при этом достаточно поверхностно рассуждая о различных формах солидарности не как о добровольном объединении людей для осуществления различных целей, а просто как о проявлении стадного чувства под управлением изощренных манипуляторов. В экранизации бестселлера Рэнд фоном ординарному повествованию — фильм в принципе не отличается какими-либо элементами выдающейся режиссуры и больше походит на агитационный спектакль — служит неоклассический, эклектичный архитектурный ландшафт Нью-Йорка. Предметом спора становятся проекты главного героя, которые, в принципе, представляют собой типичные модернистские произведения, однако этимологическая связь модернизма и революционного проекта, следуя логике произведения, деликатно замалчивается. В конечном счете — по закону жанра — зрителю предъявляется классический хеппи-энд, где триумф воли торжествует, сломив архаичность коллективного тела, — в финальном кадре герой появляется на вершине созданного им небоскреба в красноречивом образе абсолютного победителя.

Очевидно, что подобные произведения, насыщенные самыми неоднозначными утверждениями, становятся наиболее подходящим полем для различных критических изысканий. Взяв «Источник» за основу, франко-венгерский дуэт Sosiete Realiste (Ференц Гроф и Жан-Батист Нади), известный своими исследованиями в области современной политики и экономики, используя особые стратегии репрезентации, создали высказывание, в рамках которого была вскрыта очевидная связь между архитектурой и функционированием капиталистической машины управления. Художники перемонтировали оригинальный фильм, удалили всех персонажей, предъявив лишь многозначительные архитектурные образы, которые оказались более концептуально полноценными, нежели весь сюжет и уж тем более драматургия фильма. Субверсивный жест, основанный на деконструкции кинематографического нарратива, позволяет взглянуть на архитектуру «в действии», которая, существуя в тесной, экзистенциальной связи с человеком, созидает единое политическое и социальное пространство жизни. Насильственное извлечение человека из архитектурного контекста, что является в данном случае своеобразным эквивалентом пространству жизни, выводит на передний план вопрос о ином статусе архитектуры вне ее прямого функционирования. Архитектура, существуя вне режима обслуживания человеческих потребностей, то есть утилитарности, кардинальным образом трансформируется в нечто, чей статус сложно определить, используя известные средства описания.

Архитектурная среда в рамках такого эксперимента обнаруживает собственную универсальную природу — оказывается, что архитектурная среда может быть не только использована для наглядной артикуляции какой-либо идеологии либо политической декларации, но и с поразительной легкостью способна изменять собственное политическое измерение, сохранняя формальную целостность. В этом смысле архитектура как инструмент власти работает в тесной связи с языком и непосредственно c речью — на фоне монументальности архитектурного контекста любой акт говорения оказывается более красноречив и доступен для лишенного критичности восприятия. Фильм Société Réaliste — монолитный, предельно детализированный отчет о процессе, в рамках которого модернизм без особых трудностей был переведен из поля революционной декларативности на территорию эстетизации буржуазного образа жизни. Пластичность капитализма, его универсальность подчеркиваются прежде всего его внутренней способностью экспроприировать любой художественный продукт, каким бы полюсом политического спектра он ни был заряжен изначально. Язык архитектуры, как, собственно, и любой другой, имеет грандиозный потенциал выражения различных смыслов, причем не путем изменения основных конструкций, а лишь путем изменения интонации. Крах модернизма, в частности его революционных чаяний, обусловлен его внестилевой природой, будучи создан изначально как финал истории искусства, но в итоге став фоном для любых политических спекуляций.