Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка 2011
Миклош Эрхарт. Гавана | Miklós Erhardt. Havanna
  • Режиссёр: Миклош Эрхарт

    Родился в 1966 году. Живет и работает в Будапеште. С 1998 года — наряду с сольной практикой — состоит в художественной группе Big Hope вместе с художниками Домеником Хислопом (Шотландия) и Ельске Розенфельдом (Германия).

    Избранные персональные выставки:
    2009  —  Retrospektнv, Liget Galeria, Budapest
    2008  —  Temporary Settings, Wiener Secession, Vienna
    2006  —  With or Without Me, Galerija SKC, Belgrade

    Избранные групповые выставки:
    2010  —  Workers Leaving the Workplace  —  ms  —  Muzeum Sztuki Lodz, Lodz
    2008  —  Manifesta7  — “Principle Hope”, ex-Peterlini, Rovereto, Italy
    1999  —  After the Wall  —  Art and culture in post-Communist Europe  —  Moderna Museet, Stockholm

2006,  17 минут
Секция:
Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка

Courtesy of the Artist

Поэтичное имя кубинской столицы в середине 80-х годов прошлого века получил микрорайон на окраине Будапешта в память о 25-й годовщине революции на Кубе. Построенный на закате социалистической эпохи, микрорайон стал олицетворением социальной и градостроительной политики Венгрии и в то же время приобрел негативную репутацию, как и многие подобные проекты. Демонтаж режима и последовавший переходный период 90-х ознаменовались для Гаваны особым этапом — микрорайон превратился в практически неподконтрольное поселение с преимущественно бедным населением, что стало одной из причин его тотальной криминализации. С началом стабилизации, экономическим ростом, развитием так называемых демократических процессов ситуация начала меняться — появились эффективные органы самоуправления, социальная инфраструктура, и постепенно уровень преступности снизился. Гавана 29 начала встраиваться в новую реальность победившего капитализма.

Одноименный проект Миклоша Эрхарта изначально был направлен на осмысление локальной ситуации в рамках той или иной герметичной жилой системы, оказавшейся в новых условиях. Гавана, будучи материальным оттиском всех сложных и противоречивых процессов, произошедших в истории Венгрии за последние 50 лет, оказалась наиболее подходящим местом, где автор мог применить стратегию глубокой интеграции в исследовательский контекст. Художник принял решение снять в аренду один из покинутых магазинчиков, которые согласно проекту микрорайона были частью службы сервиса, но со временем пали под натиском стремительно развивающейся модели конвейерного потребления в форме крупных супермаркетов, и организовать там некую коммуникационную зону, используя которую художник предполагал внедриться в социальное тело микрорайона и постараться определить границы такого исследования.

Проект, наполненный также предельным авангардным посылом, согласно которому искусство может слиться с жизнью, дать новый импульс развитию социальных отношений, в конечном счете оказался весьма неоднозначным, хотя автор в некоторой мере сблизился с местным населением. Перед художником стояла задача выработать новую модификацию эстетического исследования — противопоставляя непосредственное слияние с контекстом сложившимся стратегиям, которые, будучи направленными на исследовательскую деятельность, в итоге оказываются отчуждены от объектов исследования. В то время как большинство произведений искусства, инспирированные подобными задачами, становятся развлекательными мероприятиями в контексте масштабных выставочных блокбастеров, «Гавана» предлагает иной подход: повествуя о непосредственном художественном опыте, осмыслить собственную природу, а не породить очередной артефакт.

Сдержанная документация пространства магазина и окружающей среды, сопровожденная монологом, в рамках которого повествование об объекте исследования плавно трансформируется в глубоко интимное описание персонифицированного опыта, оставляет за произведением высокую степень искренности. Манера кинематографического повествования близка к очень личному, местами вуаристическому наблюдению, где автор трактует собственное психологическое состояние. Своеобразная творческая неудача автора открывает широкие возможности для формирования концептуального поля, очерченного рядом вопросов, обращенных как к современной политике в области социальных отношений, так и к самому статусу искусства, которое зачастую берет на себя политические обязательства, но все равно остается в роли комментария к сложившейся ситуации. Эрхарт создает завершенный, предельно субъективный комментарий, в рамках которого художник делится со зрителем частью своей жизни, конкретно указывая, что произведением является пространство арендованного и отремонтированного им магазина — места, которое стало объектом инвестиций труда самого художника и за которым остается определенный потенциал в пространстве будущего.

назад