Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка 2011
Андраш Фогараши. Машина для… (часть проекта «Культура и досуг») | Andreas Fogarasi. A Machine for...
  • Режиссёр: Андраш Фогараши

    Родился в 1977 году в Вене. Живет и работает в Вене.

    Избранные персональные выставки:
    2010 — Andreas Fogarasi — Ludwig Forum für Internationale Kunst, Aachen
    2008 — Andreas Fogarasi — 2008 — Museum für angewandte Kunst (MAK), Vienna
    2007 — Kultur und Freizeit, Hungarian Pavillion, 52. Biennale di Venezia, Venice


    Избранные групповые выставки:
    2010 — Transitland in Trieste — Studio Tommaseo — Istituto per la documentazione e diffusione delle Arti, Trieste
    2006 — This Land Is My Land — Neue Gesellschaft für Bildende Kunst (NGBK), Berlin
    2002 — Manifesta 4 — Frankfurt/Main — Manifesta — European Biennial of Contemporary Art,
    Amsterdam

2006,  8 минут
Секция:
Alter///scrinium. Десять тезисов об архитектуре. Выставка

Courtesy of Georg Kargl Fine Arts, Vienna

Традиция создания так называемых рабочих клубов, впервые появившихся в XIX веке, стала в рамках программы организации свободного времени рабочих масс частью социалистической доктрины управления. Цель создания таких учреждений прежде всего состояла в том, чтобы конвертировать личное время человека в новый режим перманентной занятости, который предполагал активное участие в образовательной, активистской и культурной деятельности нового общества. Практически все страны социалистического блока имели развитую сеть подобных учреждений, при создании которых применялись инновативные для своего времени стратегии архитектурного проектирования.

В 2007 году в рамках выставки, представляющей Венгрию на венецианской биеннале, был представлен проект Андраша Фогараши Kultur und Freizeit («Культура и досуг», 2006), посвященный культурным и образовательным учреждениям Будапешта, оставшимся в качестве неоднозначного наследия социалистической эпохи. Проект, состоящий из нескольких видеоинсталляций, прежде всего является эстетически переосмысленным результатом исследования современной ситуации, в которой оказались различные учреждения, обозначенные как флагманы культурной жизни в рамках социалистического общества. Художник указывает на неоднозначный статус объектов, которые чаще всего совмещали в себе абсолютно противоположные функции — пропагандистскую деятельность, декларируя ценности социалистических режимов, и в то же время эти клубы становились неформальными центрами альтернативной культуры — креативными пространствами, не вписывающимися в топографию официального искусства. Несмотря на довольно короткий исторический промежуток, в рамках которого существовали в своем подлинном предназначении эти объекты, и на их вполне современный дизайн, они встраиваются в поток некоторой архаичности, указывая на их принадлежность к определенной эпохе. Изменения политической ситуации вследствие демократизации восточноевропейских стран выявили очевидную идеологическую статичность, которая не предполагала какого-либо изменения непосредственных функций этих мест.

Видео «Машина для...» — часть проекта Kultur und Freizeit («Культура и досуг») фокусируется на проблеме взаимоотношения между языком архитектурного проектирования, политикой и системами управления. Особый подход художника восходит к синтетической концепции, соединяющей документацию, техницистскую логику исследования через систему фиксации, генетически близкую к функционированию сканера или любого другого регистрирующего устройства. Действительно, камера вступает практически в тактильное отношение с архитектурными объектами — интерьерами и градостоительным ландшафтом бывшего культурного центра Óbudai Müvelödesi Központ, построенного в 1973-75 годах прошлого века по проекту архитекторов Георгия Кевеша и Имре Коваша. Пространство культурного функционирования, наполненное по своей физической структуре авангардным импульсом технического великолепия, особенно акцентируется автором с помощью непосредственного наблюдения за изменениями пространства клуба, которое подобно гигантской машине может изменять собственную конфигурацию (проект клуба предполагал сложную систему благодаря помещениям клуба — зрительные залы, классы могли изменяться и служить различным целям, однако эта система не предполагала кардинального изменения режима функционирования клуба).

Центром внимания художника является машинерия самой сущности культурного учреждения, функция — которого экспроприировать свободное от непосредственного труда время человека и конвертировать его в область самосовершенствования. Статус общественно- присвоенного времени декларативно меняется в зависимости от экономического и политического режима, считающегося легитимным в данный момент. Однако следуя той логике, в которой автор представляет машину присвоения этого самого времени у рабочего, проблематизируется сама природа свободного времени в рамках психологии человека. Режим присвоения времени оказывается имманентен человеку, приобретая лишь внешние различия и способы реализации, — на смену рабочим клубам и культурным центрам пришли новые типы пространств, имеющие более обширный потенциал управления.